РАЗВИТИЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В СРЕДЕ ПОЛЯКОВ

РАЗВИТИЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В СРЕДЕ ПОЛЯКОВ, ПРОЖИВАЮЩИХ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ Версия для печати Отправить на e-mail
Беларусь является многонациональным государством, на территории которого в достаточно большом количестве проживают представители народов соседних государств (русские, поляки, украинцы) Общие сведения.
Беларусь является многонациональным государством, на территории которого в достаточно большом количестве проживают представители народов соседних государств (русские, поляки, украинцы). Общая численность поляков, живущих в рамках границ современной Беларуси, составляет около 396 тыс. человек, что составляет 3,97% населения страны (здесь и далее приводятся данные переписи 1999 г.). Из этого числа чуть более 215 тысяч проживают в городах и около 181 тысячи — в селах. Численность населения Беларуси по другим национальностям составляет: белорусов
— 81,77%, русских — 11,44%, украинцев — 2,38% , евреев — 0,28%, татар
— 0,10% и литовцев — 0,06%.
В сельской местности поляков проживает 45,63%, остальные в городах. Степень урбанизации польского населения (отношение числа горожан к числу сельчан) составляет 1,19. Урбанизованность представителей других национальностей значительно выше: евреи -45,64, русские — 5,75, татары — 4,73, украинцы — 3,54, белорусы — 2,07 и литовцы — 1,22.
Поляки неравномерно распределены на территории Беларуси. Основная их часть сосредоточена в Гродненской области. Здесь проживает 294 тыс. поляков (74,32%). Далее по убыванию численности поляков идут регионы: Минская область — 7,46%, Брестская — 6,86%, Витебская — 5,31%, Гомельская — 0,9% и Могилевская — 0,71%. В городе Минске проживает около 18 тыс. поляков — 4,44%. В регионах с малым содержанием польского населения степень урбанизации его является наибольшей (в Гомельской и Могилевской областях, соответственно 3,05 и 6,05). Урбанизация поляков на территории Гродненской области незначительно отличается от общереспубликанской — 1,13.
По сравнению с другими национальностями поляки имеют наиболее высокую численность старожилов. Так, по данным переписи, на территории Беларуси проживало 111 поляков, возраст которых превысил 100 лет (из них 22 мужчины и 89 женщин). В долевом отношении число старожилов в пересчете на 1 млн поляков составляло 280 человек, в то время как для других национальностей удельный вес старожилов значительно ниже: белорусы — 100, украинцы — 84, русские — 52 человека.
Возрастная картина распределения поляков (как и других национальностей) является неравномерной и в целом повторяет демографические волны, характерные для общего распределения населения Беларуси по возрасту. Наиболее высокая численность представителей польской национальности приходится на возрастной интервал 30-39 лет (белорусов в этом возрасте — 14,9%, поляков -16,5%). Крайне немногочисленна — самая младшая возрастная группа от 0 до 6 лет. На этот возрастной интервал приходится всего 6,4% от общего числа белорусов и 5% — поляков (соответственно 0,64 и 0,5% на один год возраста). По удельной численности жителей самого младшего возраста поляки занимают вторую строку после белорусов.
Неравномерным для национальностей является уровень их образованности, оцениваемой, например, по доли (выраженные в процентах) жителей той или иной национальности, имеющих высшее образование. По степени убывания образованности национальности располагаются в следующий ряд: евреи, русские, украинцы, белорусы и поляки. Такая последовательность характерна для всей возрастной шкалы. Интересным является то, что ряд убывания степени образованности национальностей соответствует ряду, в котором уменьшается уровень их урбанизации. Отсюда следует, что высшее образование продолжает оставаться привилегией горожан.
Общая динамика доли лиц, имеющих высшее образование, для национальностей в период с 1979 по 1999 гг. является нарастающей. Если уровень образованности в 1979 г. принять за 1, то наиболее быстро растет образованность поляков. Вслед за ними следуют белорусы, только затем идут представители других национальностей.
Деформация половозрастной структуры.
Для поляков, как и для белорусов, имеет место деформация половозрастной структуры населения, вызываемая разноскоростной миграцией сельского населения (рис. 1а, б). Максимальное значение показателя половозрастного соотношения (отношение числа мужчин к числу женщин в соответствующей возрастной группе — величина п) для поляков составляет 1,3 (возраст в диапазоне 30-40 лет), для белорусов она ниже — 1,24. Однако такое сопоставление могло быть некорректным, так как поляки, проживающие в Беларуси в основном локально, сопоставляются с белорусами, которые относительно равномерно распределены на территории страны. Здесь могли сказаться региональные особенности деформирования структуры, которые и обеспечили более высокий уровень деформации структуры польского населения. Для проверки этого предположения была исследована деформация структуры жителей Гродненской области, в которой проживает основная часть поляков. Оказалось (рис. 1 в), что и в данном случае степень деформирования структуры польского населения выше, чем белорусского.
Рис. 1. Деформация половозрастной структуры для различных групп населенияДеформирование половозрастной структуры поляков имеет некоторые особенности. На начальном участке возрастов величина п снижается, что может, например, свидетельствовать о преобладающей миграции мальчиков-поляков. Эта миграция происходит за пределы республики, поскольку п снижается и в городе и в селе (рис. 16). Для белорусов показатель п на этом участке возрастов практически не изменяется.
В области средних возрастов (20-40 лет) имеет место однонаправленная деформация структуры сельского населения -показатель п увеличивается, при этом в среде поляков структура деформируется более значительно. С увеличением возраста уровень деформирования структуры у поляков и белорусов выравнивается.
Поляки, проживающие в сельской местности, неравномерно распределены среди регионов (табл. 1). Более трех четвертей (76,29%) поляков-сельчан проживают в Гродненской области, совершенно малое их количество находится в Гомельской (0,49%) и Могилевской (0,22%) областях. Три области: Минская, Витебская и Брестская имеют промежуточную численность поляков в сельской местности (соответственно: 10,24%, 7,01%, 5,75%).
От этих показателей во многом зависит степень урбанизации поляков в регионах. Регионы, имеющие среди сельского населения малый процент поляков, характеризуются высоким уровнем урбанизации этой части населения (Гомельская область — 3,05; Могилевская — 6,05).

Таблица 1. Распределение поляков проживающих в сельской местности по регионам

Регионы
% польского сельского населения
Степень урбанизации
п в
интервале 30-39 лет
Доля поляков-сельчан
среди сельского населения региона
Гродно
76,29
1,13
1,37
31,13
Витебск
7,01
0,66
1,15
2,81
Минск
10,24
0,69
1,12
2,48
Брест
5,75
1,61
1,07
1,79
Гомель
0,49
3,05
0,74
0,18
Могилев
0,22
6,05
0,69
0,11
Республика Беларусь
100
1,19
1,30
5,89

Если регионы республики расположить в ряд по убыванию показателя п, определенного для сельского населения в возрастном интервале 30-39 лет, то образуется следующий ряд областей: Гродненская (1,37), Витебская (1,15), Минская (1,12), Брестская (1,07), Гомельская (0,74) и Могилевская (0,69), (в скобках указано значение п). Интересным оказывается то, что в таком же ряду располагаются области, расположенные в порядке убывания доли поляков в составе сельского населения регионов. Значения этого показателя (в %) изменяются следующим образом: 31,13 (Гродненская), 2,81 (Витебская), 2,48 (Минская), 1,79 (Брестская), 0,18 (Гомельская) и 0,11 (Могилевская). Фактор доли отдельной национальности среди всего населения, по-видимому, сказывается на механизме деформировании структуры сельских жителей. При достаточно высокой концентрации жителей одной национальности имеет место механизм разноскоростной миграции из села в город с преобладанием в миграционном потоке женщин. Если доля данной национальности мала, то в миграционном потоке преобладают мужчины и половозрастное соотношение для оставшейся части населения становится меньше 1.

Брачное поведение. 

Здесь следует начать с оценки влияния возраста на ход регистрации браков. Будем следить за процентным содержанием лиц, которые никогда не состояли в браке (рис. 2). Возрастные зависимости для женщин имеют вид кривых с минимумом, ниспадающий участок которых свидетельствует об активном участии женщин в процессе заключения браков, в результате чего показатель внебрачное™ быстро убывает. Минимум на зависимости показывает, что не всем женщинам удается хотя бы единожды вступить в брак. И, наконец, восходящий участок зависимости говорит о тех последствиях, которые оказала война на судьбу женщин, ограничив их возможность вступления в брак. У мужчин зависимость показателя внебрачности не имеет минимума — чем старше их возраст, тем ниже уровень безбрачия. Очевидно, что очень остро сказывался дефицит в мужчинах, вызванный потерями значительной части мужского населения в период войны.

Рис. 2. Изменение показателя внебрачности для польского и белорусского населения, проживающего в сельской местности

Показатель мужского безбрачия уменьшается медленнее, чем женского, так как в брак мужчины вступают в более зрелом возрасте, чем женщины. В селе безбрачие женщин в младших возрастах убывает быстрее, чем в городе. В значительной мере это связано с деформацией половозрастной структуры населения, в результате чего в сельской местности образуется избыток мужского населения. Другими словами, у сельских девушек брачный выбор шире. Этот вывод подтверждает тот факт, что в городе, где существует некоторый дефицит парней, молодые мужчины вступают в брак быстрее, чем сельские. Если продолжить сопоставление города и села, то нужно заметить, что последствия войны более остро отразились на судьбе сельских женщин. Степень безбрачия их в старших поколениях выше, чем для городских женщин, имеющих соответствующий возраст.
Остановимся на особенностях изменения показателя безбрачия для польской и белорусской национальностей. Польки и белоруски в селе и городе вступают в брак с одинаковой интенсивностью, но последствия войны для польского населения оказались более тяжелыми (рис. 2, кривые 1, 2). Мужчины-поляки в селе также имеют показатель безбрачия выше, чем их сверстники белорусы. В городе такая ситуация наблюдается только в старших возрастах.
Сопоставляя данные по изменению показателя внебрачности для польских женщин, проживающих в селе и в городе, можно отметить, что на современном этапе сельские женщины быстрее вступают в брак. Однако в прошлом для них более тяжелыми стали последствия войны — уровень безбрачия на селе для старших поколений выше, чем в городе.
При проведении переписи 1999 г. фиксировались отдельно число разведенных и число разошедшихся. В наших исследованиях эти две категории населения были объединены в один брачный статус, который оценивался показателем разводимое™ — процент разведенных и разошедшихся по отношению к численности данной возрастной группы населения.
Для всех групп населения возрастные зависимости показателя разводимое™ имеют максимум (на рис. 3 приведены данные только для городского населения). В области младших возрастов изменение показателя носит в основном кумулятивный (накопительный) характер. Со временем для каждого поколения число разводов увеличивается и, несмотря на повторные браки, общее число лиц, находящееся в состоянии расторгнутого брака, растет. Спад показателя разводимое™ с возрастом в большей мере связан с тем, что в жизни старших поколений расторжение брака не было таким распространенным явлением, да и сама процедура развода была крайне затруднительна. Постановление 1965 г. в значительной мере упростило расторжение брака и, с той поры интенсивность разводов выросла. Поэтому спад на возрастной зависимости показателя разводимое™ в основном связан с другим отношением населения к разводам, а также с затрудненной процедурой расторжения браков, существовавшей в период активной жизни старших поколений. Не исключается также и тот факт, что к старости многие одинокие люди, находящиеся в состоянии развода, стремятся объединиться и изменяют свой брачный статус.
Рис. 3. Изменение показателя разводимости для польского и белорусского населения, проживающего в городской местности

Показатели разводимости у женщин в городе выше, чем у мужчин. Это наблюдается во всем возрастном интервале и частично объясняется тем, что женщинам после развода труднее вступить в повторный брак, так как, в первую очередь, сказывается недостаток мужчин.
В селе также женщины разводятся быстрее, чем мужчины, но это характерно только для начального участка возрастной зависимости. В средних возрастах уровень показателя разводимости у городских мужчин оказывается выше. Такое положение связано с деформацией половозрастной структуры сельского населения, результатом которой является избыток мужчин в селе и после развода им труднее повторно зарегистрировать брак.
Статистические данные отчетливо показывают, что разводимость в среде поляков значительно уступает уровню этого показателя в среде белорусов. Это проявляется во всем интервале возрастов и для всех групп населения.
Показатель вдовства (процент вдовых в группе населения) нарастает с возрастом. Наиболее быстро увеличивается уровень вдовства у женщин — первые значимые признаки женского вдовства уже фиксируются в возрастном интервале 20-24 года (у мужчин на 5 лет позже). Отношение интегральных показателей вдовства для мужчин и женщин находится в пределах от 0,18-0,19, т.е. на одного вдовца приходится более 5 вдов.
В интервале возрастов до 60 лет уровень вдовства в селе выше, чем в городе. В более старшем возрасте картина является обратной. Такая инверсия в изменении показателя вдовства объясняется более интенсивным ростом в последнее время повозрастных показателей смертности сельского населения. Показатели вдовства для поляков и белорусов в соответствующих группах населения практически не отличаются. Это свидетельствует об одинаковых возрастных показателях смертности этих двух народов, проживающих в равных условиях.
К этому выводу об уровнях смертности можно придти и по другим наблюдениям. В своих ответах на вопросы переписного листа (перепись 1999 г.) женщины называли не только число рожденных ими детей, но и число детей, которые оставались живыми на момент проведения переписи. Из этих данных нами определялось относительное число умерших детей (отношение числа умерших к общему числу детей). Оказалось, что для белорусов и поляков, проживающих в городе, соответствующие показатели составили 0,037 и 0,036; для жителей села — 0,08 и 0,078. Как видно, значения показателей смертности детей, проживающих на одной территории,

близки друг к другу. В тоже время для других национальностей относительное число умерших отличается существенно: русские -0,036 (город) и 0,056 (село); украинки — 0,035 (город) и 0,053 (село); еврейки — 0,05 (город).
При проведении переписи 1999 г. фиксировалось два вида браков: зарегистрированные и незарегистрированные. Наличие такой статистики позволяет оценить долю населения, проживающего в незарегистрированном браке (показатель незарегистрированное™ браков — процент такого вида брачных союзов к общему числу браков).
Оказалось что доля незарегистрированных браков среди белорусов значительно выше, чем среди поляков. Это относится к каждому из полов, проживающих на городской или сельской территориях и распространяется на всю шкалу возрастов. В целом показатель незарегистрированности браков в селе выше, чем в городе. На значительной части возрастной шкалы уровни незарегистрированности браков для мужчин и женщин одной национальности совпадают, расхождение наблюдается лишь в областях младших и старших возрастов.
Наиболее высокие значения показателя незарегистрированности брака наблюдаются на начальном участке шкалы возрастов. Причиной такого положения является возросшее в последнее время число добрачных сексуальных контактов и массовый переход молодежи к совместному проживанию в режиме, так называемого, сожительства. Такой вид брачных союзов не поддерживается в широких слоях населения, но, тем не менее, он получает широкое распространение. Некоторое увеличение числа незарегистрированных браков, характерное для женщин в старших возрастах в основном связанно с совместным проживанием пожилых людей, которые незадолго до этого овдовели.
Репродуктивное поведение. В качестве характеристик репродуктивного поведения женщин использовали два показателя: детность и бездетность. Показатель детности определяли среди женщин, имеющих детей и характеризовали средним количеством детей, приходящихся на одну женщину-мать. Уровень бездетности оценивали по проценту женщин, которые не имеют детей к тому или иному возрасту.
Возрастная зависимость детности имеет нарастающий характер. Так как показатель детности является кумулятивной характеристикой, то можно считать, что при возрасте женщин старше 50-ти лет он выражает исчерпанную рождаемость (вообще говоря, на интервал возрастов женщин от 40 до 49 лет приходится менее 1% рождений и поэтому не будет большой ошибкой, если репродуктивный возраст женщин сократить до 40 лет). Динамика детности для поколений является убывающей. Например, при переходе от самого старшего поколения полячек, проживающих в селе, к соответствующему поколению, имеющему возраст от 40 до 44 лет, детность уменьшается с 3,139 до 2,487 детей (примерно на четверть). При одинаковом возрасте поколений показатели детности в селе выше, чем в городе.
В недавнем прошлом уровень детности у белорусок в селе был несколько выше, чем у полек. Фактор времени, а также переезд сельчан в город, уменьшает репродуктивную активность женщин. Если рассматривать вопрос в этом аспекте, то польки в своем репродуктивном поведении более консервативны, то есть они меньше поддаются влиянию времени и изменению сельских условий жизни на городские. Это проявляется в более высоком уровне рождаемости во всех возрастах у польских женщин в городе и в младших возрастах в селе.
По форме характер возрастной зависимости показателя бездетности повторяет соответствующую зависимость показателя безбрачное™. Такое положение понятно, так как основная часть из числа женщин, не родивших детей, не находится в браке.
Вместе с тем, некоторые особенности изменения показателя бездетности можно отметить. В диапазоне возрастов, в которых не сказываются последствия войны, уровень бездетности в городской местности выше, чем в селе. Влияние войны на уровень бездетности сильнее сказалось в сельской местности. Показатель бездетности в сельской местности у полек во всех возрастных группах выше, так как они менее активны, чем белоруски во внебрачном репродуктивном поведении.
Таким образом, статистические данные переписи населения 1999 г. позволяют выявить некоторые отличительные демографические признаки поляков, проживающих на территории Беларуси. Польское население отмечает более низкий уровень урбанизованности, разводимости и незарегистрированности брачных союзов. В части ограничения возможности вступления в брак последствия войны оказались более пагубными для польских женщин. Их характеризует также больший консерватизм в сохранении репродуктивного поведения.

Литература:
1. Национальный состав Республики Беларусь и распространенность языков. Итоги переписи населения Республики Беларусь 1999 г., Минск 2001.
2. P. Eberhardt, Przemiany narodowosciowe па Bialorusi, Warszawa 1993.

Дмитрий Лин Анна Парахневич
Гомельский государственный Университет
им. Ф. Скорины

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *